«Предлагая заказчику решение, мы гарантируем ему надежность, качество и функционал передовых ИТ-технологий»

COMPUTERWORLD/УКРАИНА №10/ 5 марта 2007

COMPUTERWORLD/УКРАИНА: Юрий Михайлович, предлагаю в начале беседы рассказать о том, с какими показателями компания «S&T СофтТроник» закончила 2006 год?

Юрий Лисецкий: Подводя итоги за 2006 год, я могу сказать, что доход компании составил 312 млн. грн, чистый доход — 260 млн. грн. В феврале завершился аудит Pricewaterhouse-Coopers, который подтвердил наши результаты для консолидации в годовом отчете корпорации S&T. По предварительным данным украинский офис находится на четвертом месте. Впереди нас по обороту офисы Румынии, Словении и Хорватии.

CW/UE: Какие наиболее значимые проекты были реализованы в 2006 году компанией «S&T Софт Троник»

Ю. Л.: Одним из наиболее значимых стал проект по построению территориально-распределенного центра обработки данных ОАО «Укртелеком». Построена сеть из 6 ЦОДов для предоставления корпоративных сервисов. Еще один проект, который мы реализовали в 2006 году для ОАО «Укртелеком» — построение инфраструктуры доступа уровня «Область — Район». В его рамках была создана инфраструктура доступа для высокоскоростного подключения более чем 300 районных центров к IP/MPLS сети ОАО «Укртелеком» в 26 областях Украины. Для оператора мобильной связи «Киевстар Дж.Эс.Эм» была построена 1-я очередь оптической магистральной сети на базе технологий DWDM. Этот проект также национального масштаба, оптическая магистральная сеть «Киевстар Дж.Эс.Эм» станет самой большой магистральной оптической сетью в Украине, и в ней впервые реализован принцип транспортной универсальности. Еще для одного оператора мобильной связи —компании «Астелит» (ТМ life:)) нами была проведена модернизация ИТ-инфраструктуры
биллинговой системы, осуществлена инсталляция и настройка серверного кластера и системы хранения данных. В 2006 году у «S&T Софт-Троник» был реализован еще ряд проектов, которые менее масштабны, но, на мой взгляд, не менее интересны.

CW/UE: Как изменился портфель предоставляемых услуг «S&T Софт-Троник» с момента образования компании в 1993 году и до сегодняшнего дня?

Ю. Л.: То, с чего мы начинали в 1993 году, я бы назвал комплексными поставками высокотехнологического оборудования. Не дистрибуция, а именно комплексные поставки — одна компания поставляла оборудование и программное обеспечение различных производителей. И не только поставляла, но и имела авторизованные сервисные центры. Второй этап развития -переход к системной интеграции. Это было в 1995–1996 годы, рынок начал построение ИТ-инфраструктуры, и появилась необходимость не только поставки оборудования и ПО, но и объединения их в единую Информационно-Вычислительную Сеть. И мы занялись системной интеграцией. Третий этап, который начался приблизительно в 1997 году, — это построение первых глобальных сетей, когда надо было объединять то, что находится не только в разных комнатах или на разных этажах, а и в различных зданиях и городах. Многие компании прошли в то время подобный путь и на этапе зарождения системной интеграции произошла специализация по роду деятельности — кто-то занялся разработкой ПО, кто-то — дистрибуцией, кто-то ушел в сборку компьютеров, а еще кто-то совместил несколько этих направлений. Кроме того, произошла фокусировка компаний по отраслям — одни работают на рынке телекоммуникаций или на финансовом, другие сотрудничают с промышленностью или госсектором, третьи — в нескольких рыночных сегментах одновременно. Примерно с 2002 года начался качественно новый этап, когда возникла потребность в бизнес-аналитических системах, системах управления предприятием. И появился спрос на ИТ и бизнес-консалтинг, ИТ-услуги и аутсорсинг. На всех этих этапах происходила дифференциация и нашей компании. Сегодня мы занимаемся проектированием и внедрением корпоративных информационных систем, а также сложных сетевых и телекоммуникационных решений. Среди основных направлений деятельности «S&T Софт-Троник» — решения для бизнеса, инфраструктурные решения, управление информацией, сетевые решения, решения по безопасности, поддержка ИТ-инфраструктуры, ИТ-аудит и консалтинг, а также ИТ-обучение.

Украинские банки: тенденции развития ИТ-инфраструктуры

CW/UE: Когда Вы перечисляли проекты, реализованные компанией «S&T Софт-Троник», я заметил, что они относятся к телекоммуникационному сегменту. А ведь недавно наиболее активным в плане продвижения современных ИТ-решений был финансовый сектор. В связи с чем, на Ваш взгляд, произошло такое изменение?

Ю. Л.: Действительно, первый всплеск ИТ-активности в Украине наблюдался в банковской сфере. Было бурное развитие банковского сектора, и многие банки тогда начинали сотрудничать с зарубежными финансовыми институтами. Устанавливались отношения с западными партнерами, открывались представительства за рубежом, и, естественно, чтобы работать таким образом с западными банками на равных, необходимо было иметь соответствующую ИТ-инфраструктуру, соответствующие средства коммуникации, программное обеспечение и другие необходимые элементы. Тогда в украинской банковской сфере был осуществлен некий технологический скачок, и в этом отношении наш банковский сектор был первым у кого возникла необходимость в современных ИТ-технологиях. Ведущие украинские банки, достаточно быстро вышли на тот высокий уровень, который был заложен в западных стандартах. И позднее эта динамика не прекратилась, просто она немного замедлилась. Банки продолжают развиваться, их ИТ-инфраструктура модернизируется и улучшается. И так же, как и в западном финансовом секторе, происходит постоянный технологический рост и в украинском банковском секторе. По-прежнему, украинские банки инвестируют средства в передовые технологии, они продолжают развивать инновационные системы коммуникаций. Ранее накопленные в банковской сфере количественные изменения теперь переходят в качественные. Прошлый год вообще отличается увеличением объема инвестиций в Украину со стороны зарубежных банков. Мы являемся свидетелями целого ряда приобретений контрольных пакетов акций многих украинских банков. Этот факт подтверждает, что данный сектор очень интересен для зарубежных инвесторов. Банкиры не вкладывают инвестиции туда, где они не видят перспектив.

Что же касается рынка телекоммуникаций, то в то время когда банковский сектор уже был на подъеме, телекоммуникационный рынок только начинал развиваться. Существовал национальный оператор фиксированной связи с устаревшими технологиями, появлялись первые мобильные операторы. Запад на рынке телекоммуникаций был далеко впереди. И западные инвесторы четко знали, что они хотят увидеть на нашем украинском телекоммуникационном рынке. У них был уже опыт работы с мировыми операторами связи. И в секторе телекоммуникаций произошел подобный скачок в развитии ИТ-технологий, как и в банковской сфере. К нам пришли западные инвесторы, появились новые операторы, что в свою очередь усилило конкуренцию. «Укртелеком» также был вынужден обратить внимание на развитие своих технологий. И он это сделал. Там произошли существенные качественные изменения. По моему мнению, сегодня «Укртелеком» как оператор
фиксированной связи мало в чем уступает аналогичным компаниям, которые работают в западных странах. И, несмотря на то, что на телекоммуникационном рынке количество игроков меньше, чем на банковском, он, все же, на сегодняшний день, более капиталоемкий и более высокотехнологичный.

CW/UE: Сейчас очень мало полностью украинских банков. Как Вы справедливо заметили, многие банки перешли под контроль иностранных инвесторов. Есть ли у вас конкуренция с западными системными интеграторами в проектах в банковской отрасли?

Ю. Л.: Из-за рубежа к нам в Украину приходят прежде всего технологии, но могут прийти и интеграторы. Если мы говорим о технологиях, то эти технологии у нас уже
присутствуют и украинские интеграторы работают с ними, и на этом уровне нет смысла привлекать западных системных интеграторов. Если же иностранные интеграторы придут, то мы можем конкурировать с ними на равных. Но есть один момент. Есть определенные корпоративные стандарты, которые приняты в западных банках и которые, например, определяют перечень используемых технологий в конкретном банке и по всей его филиальной сети. Здесь, на мой взгляд, есть уязвимое место — банков на Западе больше и соответственно больше банковских приложений, которые они используют, и у каждого банка есть свой стандарт. И может возникнуть следующая ситуация. В каком-то западном банке, например, используется система автоматизации банка, и банк хочет внедрить подобную систему здесь, чтобы иметь единый стандарт. И вполне логично, что такое решение могут внедрять западные системные интеграторы, которые уже сотрудничали с этим банком. Но я бы хотел акцентировать внимание на одной вещи. Если мы говорим об интеграции, то существует несколько уровней — транспортный (сети, коммуникации), инфраструктурный уровень (серверы, системы хранения и т.д.), общесистемный (операционные системы, базы данных, специальное программное обеспечение и т.д.). И только потом следуют приложения (системы автоматизации банка, «опер-день»). Но если соотнести прикладной уровень со всеми остальными «доприкладными», то мы увидим, что его удельный вес во всем объеме инвестиций в ИТ-технологии, значительно меньше. И поэтому работы всем хватит, даже если сюда
придут западные интеграторы.

Современные реалии системной интеграции

CW/UE: Какие основные тенденции, связанные с ИТтехнологиями, сейчас наиболее активно развиваются?

Ю. Л.: В 2006 году мы наблюдали повышение активности в области конвергенции услуг. На рынке все больше становятся востребованными услуги «все-в-одном». И с ростом требований к сервисам возрастают требования к коммуникациям. И это нормально, что должна быть одна сеть, на которой можно все организовать, поэтому требования к инфраструктуре возрастают —она должна быть мультисервисной, это сделать сложнее, но в то же время интереснее. Продолжают активно развиваться услуги, связанные с  мобильностью. Говоря о банковском секторе, промышленных предприятиях или об операторах связи, мы чаще сталкиваемся с территориально-распределенными структурами. Что бы нормально функционировать, нужны опять-таки качественные информационно телекоммуникационные технологии, позволяющие получать информацию — в любой точке, в любое время. И в прошлом году многим заказчикам требовались решения для мобильных офисов. Кроме того, я хочу отметить, что мобильность не оторвана от услуги конвергенции. 2006 год был показательным в том плане, что стало уже ясно: что бы получать качественные конвергентные услуги, нужно иметь качественную инфраструктуру. Поэтому инфраструктурные решения по-прежнему востребованы, ведь конвергентность услуг неразрывно связана с конвергентностью технологий. И когда необходимо создать соответствующее инфраструктурное решение, требования заказчика к нему очень высокие. И системная интеграция выходит на новый качественный уровень. Без нее не возможно уже получить те услуги и сервисы, о которых мы говорили. В 2006 году нами были реализованы именно такие инновационные интеграционные проекты для различных отраслей экономики. Но сложную инфраструктуру, которую получил заказчик, он не сможет поддерживать собственными
силами и поэтому готов вкладывать финансы в качественную поддержку и сопровождение.

CW/UE: На Ваш взгляд, насколько трудно новой компании выйти на рынок системной интеграции?

Ю. Л.: Весь ИТ-рынок занят быть не может. Если какая-то новая компания четко определит свою нишу, в которой она будет развиваться, то ее ждет успех. Главное — правильно определить эту самую нишу с точки зрения спектра предлагаемых услуг и с точки зрения рыночного сегмента. Что действительно трудно, так это стать системным интегратором «широкого профиля», как по спектру предлагаемых решений, так и набору рыночных сегментов. Основная причина — высокий порог входа. Необходимо вложить серьезные деньги на начальном этапе, нужно иметь сертифицированных специалистов. И да же если на это найдутся средства, у специалистов этой компании не будет опыта реализации проектов на рынке Украины по сравнению с теми компаниями, которые занимаются подобными проектами более 10 лет. В случае, если компания «купит» специа листов, это будет опыт отдельныхспециалистов, а не опыт компании. Кроме того, наши заказчики, особенно в корпоративном сегменте, предпочитают работать с теми, кто имеет давнюю и успешную историю. Насколько мне известно, все серьезные проекты в Украине реализованы как раз такими отечественными системными интеграторами. Многие крупные заказчики уже имеют у себя внедренные решения, и бюджет компаний, в основном, направлен на поддержку информационных систем.

CW/UE: Как обстоит дело у компании «S&T Софт-Троник» с новыми заказами как по внедрению, так и поддержке уже реализованных проектов?

Ю. Л.: Сразу хочу отметить, что технологии не стоят на месте. И запросы заказчиков тоже. Тот, кто начинает свой бизнес серьезно, сразу делает максимальные инвестиции в создание ИТ-инфраструктуры, а срок ее службы определяется развитием технологий. Производители выводят на рынок новые технологии и продукты, и наши заказчики, если они хотят быть лидерами в своем сегменте, вынуждены внедрять эти новшества. Заказчику необходимо инвестировать значительные средства в развитие или модернизацию. Иногда затраты на модернизацию сравнимы с первоначальными затратами на внедрение какого-либо решения. И чем в более передовом сегменте рынка находится наш заказчик, тем больше эти потребности. Бюджеты компаний на такие затраты из года в год увеличиваются. Еще несколько слов о том, как мы работаем с заказчиками. Раньше, несколько лет назад, мы активно участвовали в тендерах. Тогда, в основном, были «коробочные» тендеры на поставку оборудования, где все решала только минимальная цена. Потом мы ушли от практики участия в таких тендерах. В том сегменте рынка, г де мы работаем как системный интегратор, в основном, проводятся конкурсы. Мы по-прежнему не участвуем там, где определяющим критерием является цена. Мы участвуем там, где есть конкурс решений. И хотя с одной стороны, заказчик хочет унифицировать предлагаемые решения, чтобы их было легче сравнивать, а с другой стороны — предлагаемые решения не должны быть похожи друг на друга, они направлены на реализацию одной и той же задачи, но способы ее решения — совершенно разные. В конкурсах участвует 2-3 компании, и каждая из них предлагает свое решение. И предоставляя заказчику такое решение, мы гарантируем ему надежность, качество и функционал, реализованный на самых передовых ИТ-технологиях. Риски есть, но их можно минимизировать. При реализации любого проекта существует риск несоответствия базового функционала системы потребностям клиента и организационный риск при внедрении.

CW/UE: Что Вы можете сказать об этих рисках при реализации проектов?

Ю. Л.: Все риски, которые Вы указали, присутствуют, только в различных пропорциях. Когда мы начинаем участвовать в новом конкурсе на реализацию какого-либо решения корпоративного уровня, на предварительном этапе проводится обследование, что есть заказчика, в каком состоянии, что он хочет получить, какие должны быть достигнуты цели и в какие сроки. Далее совместно с заказчиком формируются технические требования. И уже на этом этапе согласовывается, что нужно заказчику, появляется четкое понимание того, что и как нужно делать. И только на его основе делается техническое задание с учетом специфики деятельности компании заказчика, и ее пожеланий. Все этапы по внедрению очень четко документированы, и это позволяет минимизировать риск не соответствия функционала решения заявленным требованиям. Организационные риски так же присутствуют. И чем больше проект, чем больше людей в него вовлечено, тем больше и риск. Чтобы минимизировать этот риск, на этапе подготовки прописываются график внедрения, регламент ведения проекта, временные рамки, т.е. четко определяются обязанности участников со стороны заказчика и со стороны исполнителя. Здесь все зависит от культуры ведения проекта. В процессе реализации проекта все работы фиксируются, протоколируются, контролируются системой управления рисками и инцидентами и предусмотрен комплекс мероприятий, снижающий подобные риски.

CW/UE: Какие проблемы возникают чаще всего при внедрении решений в различных отраслях?

Ю. Л.: Ранее одной из проблем было недостаточное финансирование. Хотя денег всегда нехватает, в последнее время в этом плане ситуация изменилась. У всех наших корпоративных заказчиков есть понятие бизнес-плана и бюджета на очередной год. И соответственно вопрос финансирования проектов стал более отлаженным. Работая достаточно давно на этом рынке, мы со своими заказчиками находимся в состоянии взаимного обучения — мы что-то узнаем у них, они у нас. В корпоративном секторе уровень ИТ-специалистов у заказчика достаточно высокий и вопрос дефицита кадров также, в основном, решен. Есть другая проблема — если в финансовом или коммуникационном секторах понимание внедрения и модернизации ИТ-структуры воспринимается как должное, то в секторе промышленности с этим сложнее. Такие предприятия в большинстве случаев находятся в регионах, и ИТ-подразделения были в роли вспомогательных. Мы сталкивались с недооценкой руководства предприятия значимости ИТ-технологий, и, следовательно, там присутствует слабый уровень ИТ-специалистов. Но и среди промышленных предприятий есть серьезные компании, которые нацелились на производство конкурентной продукции или получили иностранного инвестора. В таких компаниях работает современный топ-менеджмент, который понимает, что и как надо делать. Они формируют штат ИТ-специалистов высокого уровня и получают впечатляющие результаты. Большое внимание «S&T Софт-Троник»уделяет качеству. Компания работает со многими вендорами.

CW/UE: Насколько оборудование западных производителей соответствует требованиям, предъявляемым компанией «S&T Софт-Троник»?

Ю. Л.: Мы не работаем со всеми вендорами подряд, компании с которыми мы сотрудничаем, должны входить в ТОП-5 лидеров мирового ИТ-рынка в своем сегменте. Таким образом, мы минимизируем риски, связанные с тем, что что-то может быть не качественным. С точки зрения технологий мы иногда сталкиваемся со случаями, когда из готовитель анонсирует выход на рынок нового решения или продукта, обладающего определенными свойствами и становятся доступными некие уникальные характеристики, наши заказчики хотят, чтобы проект был реализован именно на этих, новых решениях. Мы начинаем проектирование, определяется регламент работ, размещается заказ на оборудование, но к указанной дате вендор не может предоставить нам оборудование — еще что-то доделывается, модернизируется, тестируется. А бывает и так — продукт выпущен, но объявленный функционал не реализован в полном объеме. И тогда мы совместно с производителем пытаемся решить эти проблемы, чтобы заказчик получил именно то, на что он рассчитывает.

CW/UE: И последний вопрос: какие тенденции в сфере системной интеграции нас ожидают в ближайшие годы?

Ю. Л.: Отмечу несколько тенденций, которые стали заметными в прошедшем году. То, о чем еще недавно только говорили, сейчас уже востребовано — ERP-системы, BI-системы и CRM. На эти системы спрос будет только расти.

Подводя итог, хочу добавить, что так же растет спрос на решения, построенные по IP-технологии, и на решения, связанные с виртуализацией. Думаю, что в 2007 году таких внедрений станет значительно больше.

Интервью провел Виталий Проненко